Храм Вознесения Господня

Новомученики

Священномученик Петр Дьяконов, пресвитер
ДНИ ПАМЯТИ:1 октября
ЖИТИЕ

1Священномученик Петр Дьяконов родился 13 января 1866 года в селе Полозовском Сарапульского уезда Вятской губернии в семье псаломщика Феодора Дьяконова.
В 13 лет Петр поступил в Пермскую Духовную семинарию, проучился в ней 3 года и затем стал певчим Пермского архиерейского хора. Благодаря его незаурядным музыкальным способностям вся его дальнейшая жизнь была так или иначе связана с церковным пением. «Читает и поет вельми хорошо, поведения очень хорошего», – значится в одном из его послужных списков.
В 17 лет Петр Дьяконов был посвящен в стихарь, а еще через три года Преосвященным Ефремом, епископом Пермским, определен псаломщиком к пермскому Спасо-Преображенскому кафедральному собору. Но вскоре, в июне 1887 года, Петр Федорович переехал в Екатеринбург и поступил псаломщиком в один из крупнейших храмов города в честь Вознесения Господня. В это же время он женился на 17-летней девице Ольге Ивановне. В их семье родилось несколько детей, в том числе дочери Фаина (1888) и Ольга (1890).
Первоначально Вознесенская церковь, построенная в 1770 году, была деревянной. В 1792 году было заложено новое здание будущего Вознесенского храма. Этот каменный двухэтажный храм находился в трехстах метрах к востоку от первого, на самом высоком месте Вознесенской горки, там, где раньше была усадьба основателя города Екатеринбурга, известного государственного деятеля генерала В.Н.Татищева. В 30-90-е годы XIX столетия храм постоянно перестраивался, причем число приделов возросло с двух до шести: в честь Вознесения Господня и Рождества Пресвятой Богородицы, в честь Благовещения Божией Матери и явления Ее Казанской Иконы, в честь Святителя Митрофана Воронежского и Пророка Божия Илии.
Через несколько месяцев служения, 1 октября 1887 года, Петр Федорович был рукоположен Преосвященным Нафанаилом, епископом Екатеринбургским и Ирбитским, в сан диакона. В те годы, когда отец Петр служил в Вознесенском храме, там состоялось два торжества: в 1889 году был освящен Казанский придел, который до этого много лет оставался недостроенным, а в 1890 году чин освящения совершили и в Пророко-Илиинском приделе. Оба они располагались на втором этаже собора.
В 1891 году отец Петр был переведен епископом Екатеринбургским и Ирбитским Поликарпом для служения к Екатерининскому собору.
Построенный в стиле сибирского барокко, храм этот являлся одним из самых величественных и живописных строений города. На башне его красовались большие старинные часы с боем, по которым жители сверяли время. Возведен собор был в 1750–1760-х годах на месте первой церкви Екатеринбурга во имя Великомученицы Екатерины. В нем было четыре придела: в честь Святой Троицы, во имя Великомученицы Екатерины, святого первомученика и архидиакона Стефана и святого апостола Иоанна Богослова. Самой почитаемой святыней храма являлась часть мощей праведного Симеона Верхотурского, помещенная в дубовый ковчег, вложенный в сребропозлащенную раку. Престольный праздник собора – день святой великомученицы Екатерины – со дня основания города был одним из главных городских торжеств.
Во время служения в этом храме 15 мая 1891 года отец Петр был рукоположен в сан священника с оставлением на прежней диаконской вакансии. Вскоре к его обязанностям добавилось еще преподавание пения в Екатерининской церковно-приходской школе. В то время в ней обучалось около 30 мальчиков, а впоследствии, после расширения школьного помещения, число учеников возросло до 60. Как преподаватель пения отец Петр, видимо, выделялся своими способностями и усердием. Так, в мае 1902 года, когда по постановлению Святейшего Синода во всех церковно-приходских школах Екатеринбурга торжественно праздновался день памяти святых Кирилла и Мефодия, именно священник Петр Дьяконов был регентом хора церковно-приходских школ, певшего на торжественных богослужениях в Екатерининском соборе (10 мая на Всенощном бдении и 11 мая на Божественной литургии, совершенной многочисленным собором духовенства).
Руководил отец Петр также и церковным хором. Перед Великим постом 1898 года, например, ему была поручена подготовка благотворительного духовного концерта. За свои ревностные труды он в 1897 году был удостоен награждения набедренником.
В 1898 году в Екатеринбурге были организованы Епархиальные педагогические курсы, торжественное открытие которых состоялось 16 июня в зале Епархиального женского училища. Отец Петр был назначен на курсах учителем пения. А в октябре того же года он стал заведующим женской школой во имя Праведного Симеона Верхотурского, открытой в Екатерининском приходе. В то же время здесь начала свою работу и общая школа во имя пророка Божия Илии.
В феврале 1902 года отец Петр получил назначение на служение в Николаевскую церковь Верх-Нейвинского завода Екатеринбургского уезда, но уже через две недели он вновь был причислен сверх штата к Екатерининскому собору с откомандированием для служения в приписанной к нему церкви в честь Всех Святых. Церковь эта располагалась на территории Михайловского кладбища, в то время наиболее удаленного от центра города и небогатого. В небольшой Всехсвятской церкви батюшка прослужил несколько месяцев, а 16 ноября 1902 года переехал в поселок Верхне-Салдинский завод Верхотурского уезда, для служения в церкви во имя Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова.

Именно в этом поселке прошла вся дальнейшая его жизнь, до самой мученической кончины в 1918 году.
Каменный Иоанно-Богословский храм, построенный в 1896 году, удивлял красотой своего внутреннего убранства. Дубовые иконостасы центрального и боковых приделов были украшены художественной резьбой из липы и изящными колоннами, стены покрыты великолепными росписями и орнаментами художника В.Звездина.
В сентябре 1909 года отец Петр был назначен настоятелем этого храма, и вскоре награжден камилавкой. Незадолго до революции он стал также членом Нижне-Салдинского миссионерского комитета Верхотурского уезда.
Наступил 1917 год – переломный в истории России. Приблизительно через месяц после октябрьского переворота в Верхне-Салдинском заводе был создан Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов; в январе 1918 года – национализирован металлургический завод. Весной того же года в заводском поселке началось ускоренное формирование красногвардейских отрядов, их обучение проводилось на центральной площади. Впоследствии часть их влилась в прославившийся своими зверствами 1-й Крестьянский коммунистический полк, переименованный в декабре 1918 года в полк Красных орлов.
В мае 1918 года произошло выступление против советской власти Чехословацкого корпуса, после чего гражданская война охватила практически весь Урал. Чехословаки двинулись в двух направлениях: на Омск и на Екатеринбург. 25 июля они вступили в столицу Урала. В сентябре начались бои за Нижний Тагил, положение красных становилось все хуже.
Хотя боев в Верхне- и Нижне-Салдинских заводах не было, обстановку в этих поселках можно было назвать военной: через них, в особенности через Нижне-Салдинский завод, непрестанно проходили воинские части. В сентябре отступал через этот поселок 1-й Крестьянский коммунистический полк. Вот как описывал это время бывший боец полка, а впоследствии маршал Советского Союза, Ф.И.Голиков: «Несколько суток стоим в Нижней Салде. Белые ведут себя тихо. <…> Нижняя Салда – большой заводской поселок. На главной улице есть даже деревянный тротуар. Полк пополняется. Прибыли две роты китайских добровольцев, а на станции Ясашная влился в наш полк добровольческий отряд тов[арища] Павлова. Сил у нас теперь больше, и настроение лучше. Вчера состоялась полковая партийная конференция. Говорили о задачах полка и выбрали руководство партколлектива». Описание вполне прозаическое, нет в нем ничего необычного или настораживающего, однако, видимо, именно в эти «несколько суток» на станции Нижняя Салда, являвшейся тогда тупиковой, красными были совершены зверские расправы над мирным населением. При спешном отступлении 1-го Крестьянского коммунистического полка под натиском белых, по воспоминаниям старожилов, его бойцами было расстреляно множество людей, которые сочувствовали белогвардейским войскам, в том числе священнослужителей, взятых в заложники из различных мест губернии.
В это же время, без суда и следствия, лишенные христианского напутствия, вместе встретили свою смерть от рук красноармейцев и священники Верхне-Салдинского завода отец Петр Дьяконов и отец Алексий Кузнецов. Они были убиты 1 октября 1918 года на самой окраине Нижне-Салдинского завода, близ железнодорожной станции. Только через несколько дней, 9 октября 1918 года, страдальцы были отпеты в Иоанно-Богословском храме поселка Верхне-Салдинский завод и преданы христианскому погребению. Отец Петр, пятеро расстрелянных крестьян, а также начальник Верхне-Салдинской железнодорожной станции Б.И.Лытковский были похоронены на приходском кладбище, а отец Алексий – в церковной ограде.
Всего же с 1 по 9 октября 1918 года, только согласно данным метрической книги, красными было расстреляно около 30 жителей Верхне-Салдинской волости, младшему из которых – Михаилу Пантелееву – исполнилось лишь 14 лет…
Когда последний красноармейский отряд покинул район, многие жители поселка хлебом-солью встречали отряды Белой армии, духовенство вышло из церкви с иконами. В Иоанно-Богословском храме был отслужен благодарственный молебен. Началось расследование злодеяний красноармейцев. По воспоминаниям современников, на месте убийства сотен людей близ железнодорожной станции Нижняя Салда открывалось ужасающее зрелище: смешанная с кровью земля, отрубленные головы… После проведения расследования на месте этого массового захоронения был установлен поклонный деревянный крест.

Через год, летом 1919 года, этот район был снова занят частями Красной армии. На месте расстрела устроили скотобойню, и лишь спустя 87 лет там вновь был установлен поклонный крест, совершена панихида по невинно убитым.10

Священномученик Петр Дьяконов прославлен в Соборе новомучеников и исповедников Российских от Екатеринбургской епархии 17 июля 2002 года.

Священномученик Иоасаф Панов, пресвитер
ДНИ ПАМЯТИ:26 августа
ЖИТИЕ

617-ioasaf-panovСвященномученик Иоасаф Панов родился в 1860 году в семье священника Стефана Панова и его супруги Агнии Александровны. И мать, и отец его происходили из благочестивых семей: Агния Александровна была дочерью протоиерея Александра Левитского, а отец Стефан с детства воспитывался в доме священника Стефана Горных, который был его приемным отцом.

У отца Стефана Панова родилось семеро детей: сыновья Иоасаф, Михаил, Леонид, Африкан и Григорий и дочери Евгения и Августа. Будучи воспитаны в истинном благочестии, трое сыновей: Иоасаф, Михаил и Леонид — впоследствии приняли священнический сан. Позднее, уже в советское время, священником стал и один из внуков отца Стефана — Гавриил Михайлович Панов.

В 1875 году Иоасаф окончил Далматовское Духовное училище, а затем в течение нескольких лет был псаломщиком в Вознесенском соборе Екатеринбурга. В 1889 году его рукоположили в сан диакона, и он стал исполнять свое служение в Свято-Николаевской церкви Верхне-Туринского завода Верхотурского уезда. Через два года, в апреле 1891 года, указом Преосвященного Поликарпа, епископа Екатеринбургского и Ирбитского, отец Иоасаф удостоился возведения в священнический сан и был переведен для служения в село Нижнее Екатеринбургского уезда.

Село это было основано в 1678 году на берегу реки Чусовой крестьянином-старообрядцем Скоробогатовым. В 1855-1860 годах в нем был построен деревянный однопрестольный храм во имя Архистратига Божия Михаила, с колокольней.18731_20140929_133951

Во второй половине XIX века близ села «Нижнего была устроена пристань, благодаря чему оно стало перевалочной базой. Зимой к селу непрестанно тянулись обозы из Сибири с бочками меда, воска, топленого масла, с мешками пшеницы, ржи и овса, кулями мяса и сала. Все это передавалось на хранение до весеннего сплава местным жителям. Каждую весну село Нижнее заметно оживлялось, становясь многолюдным и шумным: для сплава барок с товарами по Чусовой в селе собиралось много бурлаков. Все это, несомненно, доставляло некоторые трудности местному священнику: ему приходилось духовно окормлять много пришлого населения — от бурлаков до купцов; состав прихожан постоянно менялся. Да и численность самого коренного населения села к началу XX столетия была уже немалой — более 2000 человек. Батюшке одному надо было совершать и богослужения, и таинства, и обряды: Исповедь, Крещение, Венчание, отпевание… Так, в трудах и неустанном служении прошли тринадцать лет его жизни.

В ноябре 1904 года отец Иоасаф был переведен на служение в Успенскую церковь села Тыгишского Камышловского уезда. Село это расположено близ озера Тыгиш, от которого и получило свое название. Деревянный Успенский храм был построен в нем в 1851 году. К началу XX века в селе проживало около 1000 человек, занимавшихся преимущественно земледелием; в зимнее время многие из мужчин нанимались на ловлю рыбы к рыбопромышленникам Каслинского и других заводов. В селе действовала земская школа.

В июле 1911 года отец Иоасаф по собственному прошению, видимо, из-за болезни, был уволен за штат, однако уже через полгода, в начале февраля 1912 года, ему было поручено временное заведование приходом села Мостовского Ирбитского уезда.

В 1914 году ко дню Святой Пасхи «за ревностное и полезное служение Церкви Божией» отец Иоасаф был удостоен награждения набедренником. В то время он являлся уже священником села Мироновского Верхотурского уезда, где в течение нескольких лет совершал свое служение вместе с другим будущим священномучеником, талантливым педагогом и ревностным пастырем, отцом Иоанном Шишовым.

После Октябрьского переворота 1917 года представители советской власти вначале относились к духовенству хотя и враждебно, но довольно сдержанно. Однако с апреля-мая 1918 года ситуация стала меняться в худшую сторону. 6/19 мая со­стоялся Пленум ЦК РКП(б), постановление которого гласило: «Выясняется, что в последнее время усилилась агитация духовенства против советской власти, решено повести против духовенства решительную письменную агитацию». Было принято решение «ввести в практику приговоры к смертной казни за определенные преступления»». Вскоре после этого в газете «Уральский рабочий» появилась статья «Борьба с клерикализмом», в которой некий Л. С. Сосновский писал, что «духовенство и монашество становится и идеологом, и фактическим руководителем гражданской войны в стане наших врагов. Церковные соборы, крестные ходы, послания, анафема, всяческая клевета на советскую власть, взвинчивание народных масс — черная рать располагает богатым арсеналом средств борьбы. И мы, перенося всю остроту классовой борьбы в деревне, должны поставить борьбу с клерикализмом не менее организованно». Если официально советское правительство легализовало террор лишь 23 августа/5 сентября 1918 года и самый размах его пришелся на сентябрь того же года, то на Урале эта трагедия разыгралась гораздо раньше — в июле-августе. В результате от красного террора на Урале духовенство пострадало больше, чем в других российских регионах.

В особенности безудержному произволу в этом отношении предавались красногвардейские отряды, наскоро формировавшиеся весной-летом 1918 года из местных рабочих и крестьян. Жестокость этих отрядов была такова, что даже сами большевики относились к ним подчас с недоверием. Об этом, например, писал в своих воспоминаниях в 1930-х годах А. О. Павловский, командир одного из этих отрядов: «Меня одно интересует: признает ли Ис[т]парт мною организованный отрят красногвардейским отрядом, тоест Егоршинский железнодорожный отряд, или просто бывшей бандой, и меня — как командира отряда иле бывшого атамана банды». И далее он пояснял, что отряд его все же не был бандой, так как воевал «за идею», отстаивая интересы молодой Советской республики…

wiwov_01

отец Иоанн Шишов.

13/26 августа в селе Мироновском были арестованы служившие там священники: отец Иоасаф Панов и отец Иоанн Шишов. Им было предъявлено обвинение в агитации против Советской власти и предложено следовать «на станцию Егоршино, в штаб, для допросов». Священники повиновались, но поехали не одни, а со своими сыновьями. Отца Иоасафа вызвался сопровождать сын Сергей, только что вернувшийся домой после окончания Духовной семинарии, а отца Иоанна — сын Владимир. Примерно на расстоянии одной версты от села, у леса, арестованные были остановлены грубым окриком красноармейцев, приказавших священникам и Сер­гею сойти с лошадей. «Ну, попы, вставайте в ряд, поднимайте руки вверх, молитесь своему Богу, сейчас вас расстреляем», — прозвучал приказ красных, когда арестанты сошли на землю. «Следует брань, залпы из ружей, и три жертвы принесены», — писали позже в газете «Уральская жизнь» со слов очевидца — Владимира, сына отца Иоанна. Так священники, служившие у одного престола, и смерть встретили вместе, мужественно и бестрепетно.

Священномученик Иоасаф Панов прославлен в Соборе новомучеников и исповедников Российских от Екатеринбургской епархии в 2002 году.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели